0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто расследует преступления полицейских

СКР займется расследованием преступлений полиции

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин подписал приказ о создании специализированных отделов по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками полиции и других правоохранительных органов.

    Кроме расследования преступлений, совершенных полицейскими и должностными лицами других правоохранительных органов, следователи этих подразделений будут также заниматься рассмотрением сообщений и материалов о таких преступлениях.

    «Предполагается, что оперативное сопровождение по этим уголовным делам будет осуществляться в основном соответствующими подразделениями ФСБ России», — говорится на сайте Следственного комитета.

    По мнению руководства СКР, необходимость создания этой специализированной структуры обусловлена объективными причинами.

    В соответствии с действующим законодательством именно Следственный комитет наделен правом расследовать уголовные дела в отношении сотрудников полиции и всех других правоохранительных органов.

    «Такой отдел будет входить в структуру главного следственного управления СКР. Аналогичные отделения создаются на базе следственных управлений СКР по федеральным округам, а также в структуре главных следственных управлений по Москве, Московской области и Санкт-Петербургу», — отметил Маркин.

    Трудности следствия

    Сотрудники Следственного комитета надеются, что следователи этих подразделений будут работать при оперативной поддержке ФСБ.

    Как отметили в СКР, зачастую сотрудники полиции, обладая специальными познаниями и навыками оперативно-розыскной деятельности, используют их именно в корыстных целях, делая все, чтобы запутать следствие и уйти от уголовной ответственности, поэтому в задачи новых подразделений будет входить и анализ практики расследования таких уголовных дел и выработка наиболее эффективных методов следствия, а также мер по предотвращению этих преступлений.

    «Следственный комитет наделен правом расследовать уголовные дела в отношении сотрудников полиции и всех других правоохранительных органов. И стоит отметить, что следователи, расследуя эти преступления, как правило, сталкиваются с дополнительными сложностями», — добавил Маркин.

    Министр внутренних дел Рашид Нургалиев во время выступления в Государственной Думе 13 апреля заявил, что не видит необходимости в создании подобной структуры внутри Следственного комитета.

    По мнению министра, для отслеживания нарушений в работе его подчиненных хватает внутренних подразделений МВД, которые сами выявляют превышение должностных полномочий в 50% случаев.

    Путь к «объективной истине»

    Поводом для острых дискуссий об эффективности полиции в ее нынешнем виде стала резонансная гибель задержанного Сергея Назарова в больнице после допроса в казанском отделе полиции «Дальний». Прибывшая из Москвы специальная следственная группа вскрыла и другие факты полицейского произвола в Казани.

    Смерть Назарова стала причиной протестов с требованием реформировать региональную полицию. Некоторые и вовсе предлагали провести повторную переаттестацию полицесйких.

    На фоне скандала в отделе «Дальний» свой должности лишился министр внутренних дел Татарстана Асгат Сафаров.

    22 марта общественные организации, среди которых — Московская Хельсинкская группа, правозащитный центр «Мемориал», межрегиональный комитет против пыток, межрегиональная правозащитная ассоциации «Агора», отправили обращение к Александру Бастрыкину с просьбой создать специальное подразделение для расследования дел в отношении сотрудников МВД.

    Неделей ранее Бастрыкин предложил ввести «институт установления объективной истины» для повышения доверия россиян к системе правосудия.

    Следователи против своих

    После трагедии в ОВД «Дальний» власти признали наконец, что в России есть пытки. Долгое время ни общество, ни государство не могли назвать вещи своими именами, хотя на насилие в полиции подается порядка ста тысяч заявлений в год.

    Как показало расследование «РР», пытки были обычной практикой в казанских ОВД. В тот же «Дальний» «скорая» выезжала чуть ли не каждый день — 45 выездов и 12 госпитализаций только с начала года. В республиканский Следственный комитет поступали сотни жалоб, в том числе и об изнасилованиях в «Дальнем». И если бы следователи не писали под копирку отказы в возбуждении уголовных дел, Сергей Назаров, чье убийство и вызвало всероссийский резонанс, был бы жив.

    По закону именно Следственный комитет (СКР), а не само МВД расследует дела в отношении полицейских. Что же мешало следователям заводить эти дела?

    — Запрет на пытки у нас зафиксирован во всех законах, начиная с Конституции и заканчивая должностными инструкциями полицейских, — объяснял «РР» правозащитник Игорь Каляпин. — Но этот запрет остается голой декларацией. Просто потому, что за пытки не наказывают — прокуратура и СКР тотально ничего не делают, чтобы привлекать полицейских к ответственности. И те делают совершенно логичный вывод: значит, можно.

    — Почему же их не наказывают?

    — Потому что завтра этому же следователю нужно будет расследовать убийство: нужно будет «палку срубить» вовремя, доложить, что дело раскрыто — у них ведь тоже «палочная система», он даже больше ментов заинтересован в высоких показателях раскрываемости. Подчеркиваю: не в реальной раскрываемости, а в показателях. Значит, нужно бить, колотить. А кто этим будет заниматься? Оперативники. Следователи зависят от этих людей. Сегодня он его привлечет за избиение подозреваемого, а завтра с ним никто работать не будет.

    Но по мере разрастания казанского скандала руководство СКР шло на все более адекватные меры. В Казань прибыла следственная бригада из Москвы. Сперва она проверяла лишь бумажки, но затем все-таки начала прием заявлений от людей. В офис Казанского правозащитного центра пришел следователь — за папкой с делами, которыми годами безнадежно занимались правозащитники: Бастрыкин заявил, что все «пыточные дела» в республике будут заново расследованы.

    Тем временем ведущие правозащитные организации страны выпустили совместное обращение с требованием создать в рамках СКР спецподразделение для расследования преступлений, совершаемых полицейскими. И первым это предложение опуб­ликовал «РР». Идея право­защитников была в том, чтобы разорвать связку следователей и оперативников: сотрудники нового подразделения не должны вести другие дела, при расследовании которых они зависят от полицейских.

    — Нужны специальные следователи, которых нельзя было бы перевести на обычные дела, — объяснял Игорь Каляпин. — Что-то подобное есть во всех европейских странах (см. справку). Никакая реформа МВД сама по себе ничего не даст, если не менять контроль над ним…

    Читать еще:  Налог на получение наследства в россии нерезидентами

    Обращение было передано в СКР, в интернете начался сбор подписей. Но не успела кампания толком набрать обороты, как Бастрыкин на нее среагировал: хорошо, будем создавать. Одновременно СКР дал понять, что «пыточные дела» будут проверяться по всей стране. Право­защитные организации срочно поднимают архивы.

    Помимо практической важности создания независимой «антипыточной» структуры эта история — редкий пример нормального взаимодействия государства и гражданского общества: журналисты подняли шум, правозащитники высказали конкретные предложения, люди подписались, государство отреагировало.

    — Следственный комитет надо похвалить, — говорит юрист института «Право общественных интересов» Ольга Шепелева. — Во-первых, они открыто признали, что в их работе что-то серьезно не так, что это не какие-то отдельные нарушения. А во-вторых, предложили какие-то действенные вещи. Заявлена проверка дел по регионам, начата работа над изменением структуры. Это высокий уровень осознания.

    Конечно, одним созданием подразделения в СКР проблему не решить.

    — Причина пыток не только в том, что полицейских не наказывают, — убеждена директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина, — а в том, что «палочная система» провоцирует их пытать. Не пытая, они не могут обеспечить показатели раскрываемости. Недавно МВД в очередной раз сообщило нам, что «палочная сис­тема» отменена. И вот уже опять говорят, что ее надо отменить…

    — С другой стороны, надо менять судебную практику, — говорит Ольга Шепелева. — По за­кону суд не может принимать во внимание показания, полученные с помощью пыток. Он должен проверять обстоятельства дачи показаний. Но наши суды эту проверку проводить не хотят. Здесь как минимум нужны четкие разъяснения Верховного суда.

    Правозащитники готовят список других предложений: открытость ОВД для граждан, автоматическое возбуждение дел при наличии телесных повреждений (а тем более трупов в отделе), обязанность врачей «скорой» сообщать о пытках в следственные управления, немедленный выезд следователя при жалобе на пытки и т. д. Что-то изменить может только комплекс мер, на которые государство, возможно, и пойдет, если общество будет продолжать оказывать на него давление.

    Что при­думали до нас

    Мировая практика расследования преступлений полицейских

    Расследование преступ­лений полицейских специальными подразделениями — обычная мировая практика. Они создаются или в структуре самого Министерства внутренних дел, или, как, например, в Израиле, в структуре Министерства юстиции.

    Но при этом во многих странах существует дополнительный, абсолютно независимый орган, куда граждане могут пожаловаться на полицию. Так, в Великобритании в 2004 году была со­здана Независимая комиссия по вопросам жалоб на сотрудников полиции. В Канаде подобный орган существует с 1988 года, в Бельгии — с 1991-го, в Венгрии — с 2007-го.

    Эффективность таких органов напрямую ­зависит от того, какими полномочиями они наделены. В странах, где у комиссий есть полномочия проводить полномасштабные расследования, они часто раскрывают громкие дела о коррупции в полиции, о смерти людей в полицейских участках (несколько таких слу­чаев в по­следние годы было раскрыто в Великобритании и Канаде). Но, например, в Венгрии комиссия, даже признав жалобу обоснованной, обязана ­отправить материалы в саму полицию и ждать ее реакции. В полиции же решения комиссии игнорируют: так, в 2009 году она получила отказ в исполнении своих резолюций в 54 случаях из 59.

    Кто расследует преступления полицейских

    СК сформировал подразделение для борьбы с преступлениями полицейских

    В Следственном комитете России завершено формирование специальных подразделений, которые будут расследовать преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел. На сегодняшний день структуры, которые теперь занимаются исключительно преступлениями полицейских, уже заработали как в центральном аппарате СКР, так и в регионах, сообщает «Российская газета».

    Как рассказал официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин, следователи, которые попали в эти отделы, уже приняли к рассмотрению наиболее громкие дела такой направленности.

    После череды последних скандалов, когда достоянием общественности стали казанский отдел полиции «Дальний», и такие же «дальние» отделы в других регионах страны, откуда простые граждане не выходили вообще или выходили инвалидами, стало очевидным, для раскрытия преступлений, «оборотней в погонах» нужны особые специалисты.

    Как пишет издание, в среде профессионалов раскрытие преступлений людей в погонах признается высшим пилотажем. Такие дела считаются самыми сложными для расследования. Сотрудник органов владеет специальными навыками, знает, как надо «прятать концы в воду», как скрывать улики, не оставлять следов и уходить от погони. Именно поэтому, чтобы поймать профессионала, нужен еще более крутой профессионал.

    Специалисты признают, что проблема не только в том, что такие дела изначально трудно раскрываются. Данные о «полицейских» преступлениях, которые приводят прокуроры, по закону надзирающие за следствием, и сами сотрудники СКР, в последнее время не просто разнятся, а зачастую противоречат друг другу.

    Например, прокуроры считают, что Следственный комитет, как правило, отказывает в возбуждении уголовных дел по сообщениям о насильственных преступлениях, которые совершают должностные лица. Для подтверждения своих слов приводят такие цифры — из 17 тысяч проведенных в 2011 году проверок возбуждено только 250 дел, то есть чуть более 1,5%. Однако в Следственном комитете сказали, что эти цифры не поддаются проверке. Ведь государственная и ведомственная статистика СК не предусматривает сбор и обобщение сведений о совершении должностными лицами именно насильственных преступлений.

    Любые преступления могут выявлять, в том числе и прокуроры и передавать тем, кому положено по закону их расследовать. По данным ведомственной статистики СК, в прошлом году по инициативе прокуроров выявлено и поставлено на учет в СК 384 преступления, ранее известных, но по разным причинам не учтенных. В 2010 году таких преступлений было 389.

    Прокуроры говорят, что предварительное следствие по таким делам ведется не очень успешно и считают, что в дальнейшем результаты ухудшатся. В СКР же утверждают, что у двух ведомств разные показатели, но прокуроры не учитывают, что в прошлом году преступность вообще сократилась на 8,5%, а особо тяжких стало меньше на 11,2%.

    Комментарий эксперта портала «ОФИЦЕРЫ РОССИИ»

    Светлана ЛАЗАРЕВА, бывший старший следователь по особо важным делам ГУ МВД Московской области подполковник юстиции в отставке:

    — В соответствии со ст. 151 УПК РФ расследование преступлений, совершенных сотрудниками полиции, и так, в силу нормы права, а не в зависимости от наличия или отсутствия внутри этой структуры отдельного отдела, является компетенцией СК, — отметила она. — Создание спецподразделения не повлияет на компетентность и профессионализм сотрудников СК, которые и ранее расследовали указанные преступления в отсутствии специального отдела.

    При этом со стороны представителей СК прозвучало обоснование необходимости создания такого отдела, дабы предотвратить возможность для виновных лиц уйти от уголовной ответственности в связи с использованием специальных познаний и оперативных навыков. Так на то, господа следователи СК, и представляют именно Следственный комитет России, орган, наделенный государством полномочиями в расследовании наиболее тяжких, сложных и резонансных дел, а, следовательно, в структуре должны работать суперпрофессионалы, знающие специфику преступных действий различных категорий обвиняемых, в том числе и тех, кто владеет специальными познаниями и навыками! Еще одно обоснование необходимости создания отдела — выработка наиболее эффективных методов следствия по результатам анализа практики расследования таких уголовных дел. Возникает вопрос: а до сегодняшнего дня, в отсутствии указанного отдела, никогда не проводился анализ такого рода преступлений и никто из сотрудников СК не задумывался об эффективных методах производства по ним следствия?

    Читать еще:  Марзоев валерий станиславович биография

    Гораздо проще таких надуманных обоснований истина. А она состоит в том, что в свете последних событий, связанных с негативом вокруг органов внутренних дел и их сотрудников, проще усыпить общественность провозглашением образования новой структуры, выдав ее в качестве панацеи от всех бед и, кроме того, лишний раз с высокой трибуны показать свою небезразличность к чаяниям общества конкретными делами. Однако имитация такого рода деятельности приведет лишь к образованию еще одной структуры в структуре, не гарантируя объективности и качества расследования.

    * Редакция оставляет за собой право не раскрывать фамилии и должности наших экспертов.

    Преступления полицейских будет расследовать спецподразделение

    Но будет ли эффективной деятельность новой структуры?

    18.04.2012 в 20:33, просмотров: 15765

    В среду в Следственном комитете России было создано специальное подразделение, которое будет расследовать преступления, совершенные сотрудниками полиции. Подобной реакции от власти ждали давно, но, несмотря на ожидания, мало кто спешит дать твердую оценку событию.

    «Председатель Следственного Комитета России Александр Бастрыкин подписал приказ о создании в СК специализированного отдела по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками полиции и других правоохранительных органов, — заявил Владимир Маркин, официальный представитель СК. — Такой отдел будет входить в структуру Главного следственного управления следственного комитета России».

    Возможно, такой шаг вызван недавними фактами превышения должностных полномочий работниками казанского отдела полиции «Дальний». Но в ходе недавнего выступления перед депутатами Госдумы РФ глава МВД Рашид Нургалиев заявил, что считает нецелесообразным создание такого подразделения. По мнению министра, собственная служба безопасности полиции отлично справляется со своими обязанностями, пресекая и раскрывая преступления недобросовестных полицейских. Но случай в «Дальнем» явно показывает, что не все так гладко в работе ССБ полиции и Следственный комитет сделал на этом акцент.

    «Зачастую сотрудники полиции, обладая специальными познаниями и навыками оперативно-розыскной деятельности, используют их именно в корыстных целях, делая все, чтобы запутать следствие и уйти от уголовной ответственности, — продолжил Маркин. — Поэтому в задачи новых подразделений будет входить и анализ практики расследования таких уголовных дел и выработка наиболее эффективных методов следствия, а также мер по предотвращению этих преступлений».

    Тем не менее, правозащитники, которые не раз сталкивались с недобросовестной работой полиции, уверены, что создание нового подразделения ни к чему хорошему не приведет и новую подструктуру будет некому контролировать.

    — Следственное подразделение в Следственном комитете создали не только из-за происшествий в Казани, — поделился мнением с «МК» правозащитник Борис Локшин. — Та быстрота, с которой создали подразделение, наглядно показывает, что это вынужденная мера — и принять ее заставили объективные события. Просто уже не было сил терпеть весь тот полицейский беспредел, который творится в стране. Об этом говорят призывы к самосуду по событиям в Сагре, об этом говорят уходы преступников от задержания полицией — именно эти события вынудили власть на это так реагировать. Отдельно следует заметить, что никогда не было в России такого, чтобы в течение месяца создавалось подобное подразделение спецструктуры — это делалось за годы. Нургалиев возражает против этого, а значит, по моему мнению, это дело было решено на более высоком уровне, чем уровень Бастрыкина и Нургалиева. Уровень Бастрыкина (опять же, как я считаю) не позволяет принимать решение о создании такого подразделения. Но не важно кто дал такую команду, важно что на первых порах эта система сработает положительно. А потом, в дальнейшем, при нашем уровне коррупционности, она станет самой сильной коррупционной составляющей во всей правоохранительной системе. Хорошо было бы, если бы эти подразделения в первую очередь уделили внимания не конкретными преступлениям, которые совершаются полицией, но и расследовали качество работы Службы Собственной Безопасности по надзору за полицейскими и за тем как они реагируют на обращения граждан на совершенные преступления. Я уже сегодня готов обратиться во вновь созданное подразделение по фактам пыток со стороны полиции (которые были допущены работниками Одинцовского УВД в отношении моих подзащитных при расследовании уголовного дела) и проверить как они работают.

    Тема пыток в милиции в последнее время переполняет прессу, телевидение, интернет. Каждый предлагает свое видение проблемы. Интересен опыт соседей – сейчас на Украине эту проблему решили очень просто – по новому украинскому УПК (уголовно-процессуальный кодекс, которым руководствуется каждый следователь в своей работе) чистосердечное признание и явка с повинной больше не будут считаться доказательством вины в суде. Во внимание судом будут теперь приниматься только показания, данные обвиняемыми и свидетелями на процессе. Этим отвергнута действующая до настоящего времени в России «доктрина Вышинского» – признание – царица доказательств. Ведь пытают в милиции не ради спортивного интереса, а для того, чтобы любым путем раскрыть преступление, вне зависимости от того, нашли ли виновного или первого попавшегося гражданина. А уж потом, к сожалению, в эту цепочку включаются зачастую прокуратура и суд. И никакие самые «железные» доказательства, представленные суду уже не имеют смысла. С принятием нового УПК правоохранительным органам просто бессмысленно «выбивать» признание из подозреваемых.

    Общество

    Власть и право

    Бастрыкин подписал себе полицию

    Глава СК подписал приказ о создании подразделения по расследованию преступлений полицейских

    Несмотря на недовольство МВД, Александр Бастрыкин подписал приказ о создании специального подразделения при Следственном комитете, которое будет заниматься расследованием преступлений полицейских, сотрудников ФСКН и ФСИН. Новая структура войдет в центральный аппарат СК, работающих в ней следователей освободят от «лишних функций». Правозащитники довольны решением Бастрыкина.

    В среду глава Следственного комитета России подписал приказ о создании специального подразделения по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками МВД и других силовых ведомств. Об этом сообщил официальный представитель СК Владимир Маркин. Помимо полицейских новая структура будет заниматься делами в отношении сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), сказали «Газете.Ru» в СК. Именно на контроле за этими ведомствами настаивали правозащитники, обращаясь в марте к Александру Бастрыкину с просьбой создать подразделение по расследованию должностных преступлений. Глава СК удовлетворил их просьбу спустя месяц.

    Читать еще:  Кому жаловаться на мобильного оператора

    Правозащитники обратились Бастрыкину 22 марта, вскоре после скандала в Казани, вызванного смертью 52-летнего местного жителя Сергея Назарова в отделении полиции «Дальний». Назаров погиб от пыток, позже выяснилось, что это был не единичный случай издевательства над задержанными.

    Эксперты о новом подразделении при Следственном комитете:

    Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинской группы, член общественного совета при МВД:

    Обращение было подписано руководителями ведущих правозащитных организаций страны, в частности Комитета против пыток, «Агоры», «Общественного вердикта», «Мемориала», «Гражданского содействия», Московской Хельсинкской группы и «Движения за права человека». Как заявили правозащитники, преступления, которые совершают сотрудники правоохранительных органов, остаются безнаказанными, поскольку сотрудники СК (в основном на региональном уровне) практически не реагируют на жалобы граждан. «Мы призываем вас незамедлительно разработать и принять необходимые нормативные акты для создания специализированных подразделений, которые будут обеспечивать независимость рассмотрения и расследования жалоб на преступления сотрудников правоохранительных органов», — говорилось в обращении к главе СК.

    В начале апреля правозащитники конкретизировали свою просьбу.

    Следователи, которые будут заниматься делами в отношении полицейских, сотрудников ФСИН и ФСКН, должны быть независимы от местных властей и подотчетны исключительно центральному аппарату СК, говорилось в обращении правозащитников к Бастрыкину. Эти предложения были озвучены 10 апреля в ходе специального заседания президентского совета по правам человека, посвященного теме полицейского произвола. По мнению правозащитников, комплектовать отдел следует из опытных следователей, причем важно, чтобы их опыт был успешным. При этом все поступившие в региональные отделения СК заявления о произволе правоохранителей должны автоматически перенаправляться в территориальные следственные подразделения, занимающиеся расследованием должностных преступлений. Это означает, что сотрудники этих подразделений должны заниматься не только расследованием уже заведенных уголовных дел в отношении силовиков, но и проверять жалобы граждан на людей в погонах. Создавать подразделения на местах нужно на краевом, областном уровне или на уровне федеральных округов, предлагали правозащитники.

    Судя по официальному сообщению СК, многие из этих требований были учтены.

    Спецподразделение будет входить в структуру Главного следственного управления СК, а его филиалы будут созданы на базе следственных управлений в федеральных округах. Отдельные структуры будут созданы в следственных управлениях СК по Москве, Московской области и Санкт-Петербургу. Следователи подразделений будут также заниматься рассмотрением сообщений и материалов о должностных преступлениях, говорится в официальном сообщении СК. При этом оперативное сопровождение по делам в отношении сотрудников силовых ведомств будет осуществляться не полицейскими, как это было раньше, а сотрудниками ФСБ. «Стоит отметить, что следователи, расследуя эти преступления, как правило, сталкиваются с дополнительными сложностями. Зачастую сотрудники полиции, обладая специальными познаниями и навыками оперативно-разыскной деятельности, используют их именно в корыстных целях, делая все, чтобы запутать следствие и уйти от уголовной ответственности. Поэтому в задачи новых подразделений будет входить и анализ практики расследования таких уголовных дел, и выработка наиболее эффективных методов следствия, а также мер по предотвращению этих преступлений», — отмечают в СК.

    В МВД к созданию новой контролирующей структуры относятся холодно. Глава ведомства Рашид Нургалиев, выступая перед депутатами Госдумы в рамках правительственного часа 13 апреля, заявил, что следить за преступлениями полицейских в состоянии Управление собственной безопасности МВД (УСБ). «Просто эту информацию о выявленных преступлениях комментирует СК, поскольку мы по закону обязаны передавать документы им. А если бы эта информация исходила от нас, то вы бы видели, что наша служба работает», — отметил министр. Он пояснил, что благодаря работе службы собственной безопасности удается выявлять каждое второе должное преступлений и 80% фактов дачи взяток. Ранее источник «Газеты.Ru» в МВД выражал обеспокоенность по поводу возможных перегибов в работе новой структуры. «Ведь там тоже люди работают. И они могут ошибаться. Но кто-то ошибается объективно, а кто-то субъективно. Придет кто-нибудь к следователю, даст сто тысяч и скажет: «Посади мента». И он начнет работать. Если раньше он бы подумал, мол, как же я с ним буду работать, то теперь он может сказать: «У меня работа такая». Я еще ни разу не видел, чтобы публиковалась информация, сколько дел оказалось пшиком», — отмечал источник.

    В ФСКН и ФСИН к идее специального подразделения относятся спокойно — во всяком случае, на словах.

    В обоих ведомствах «Газете.Ru» напомнили, что структурные преобразования внутри СК — внутреннее дело ведомства, которое и раньше имело возможность расследовать должностные преступления. В ФСКН «Газете.Ru» заявляли, что за 2011 год в отношении ее сотрудников было возбуждено не более ста уголовных дел по фактам различного рода преступлений, в основном за превышение и злоупотребление полномочиями. Во ФСИН за 2011 год на 460 сотрудников службы было заведено 438 уголовных дела. Статистика МВД куда хуже. В 2011 году полицейские совершили 5021 преступление, из них 2018 — общеуголовной направленности (разбой, нанесение тяжких телесных повреждений, хулиганство), остальные 3003 — дела по превышению должностных полномочий и взяточничеству.

    Специальное подразделение по расследованию должностных преступлений — благая инициатива, но недостаточная, считает директор российского представительства международной правозащитной организации Amnesty International Сергей Никитин. «Это решение лишь части большой проблемы. Правозащитники не раз призывали российские власти создать полностью независимый орган по жалобам граждан на полицию. Следственный комитет все-таки правоохранительная структура, поэтому объективность при расследовании должностных преступлений будет соблюдена не до конца», — заявил Никитин «Газете.Ru». Выходцы из МВД решение Бастрыкина также считают половинчатым. «Все упирается в оперативное сопровождение. В ФСБ, которое будет теперь заниматься оперативной работой, такие же проблемы, как и в полиции. Там тоже берут взятки», — сказал «Газете.Ru» полковник милиции в отставке адвокат Евгений Черноусов. Никакое специальное подразделение при СК не даст требуемого эффекта, если не будет создан новый орган, подчиняющийся напрямую президенту, считает он. «Эта структура должна состоять из оперативников на хорошей зарплате, которые должны заниматься только одним делом — расследованием преступлений полицейских», — пояснил Черноусов. В целом же, уверен он, идея спецподразделения «хорошая».

    Источники:

    http://www.bbc.com/russian/russia/2012/04/120418_russia_police_investigators
    http://expert.ru/russian_reporter/2012/13/sledovateli-protiv-svoih/
    http://oficery.ru/news/5467
    http://www.mk.ru/politics/2012/04/18/694927-prestupleniya-politseyskih-budet-rassledovat-spetspodrazdelenie.html
    http://www.gazeta.ru/social/2012/04/18/4555473.shtml

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector