0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Компенсация или возмещение в чем разница

Юридический услуги в Челябинске. К.

Возмещение убытков или компенсация? Какой способ защиты выбрать автору?

Исключительные права – основная группа авторских прав, обеспечивающая автору возможность контролировать все виды использования произведений, а самое главное — получать доходы от такого использования.

Законодательством установлено особое единое и неделимое исключительное право на произведение.

Такое право является имущественным (ст. 1226 ГК РФ) и позволяет его обладателю использовать произведение по своему усмотрению в любой форме и любым способом (ст. 1229 и п. 1 ст. 1270 ГК РФ).

С момента создания произведения автор обладает исключительным авторским правом и вправе запрещать использовать произведение третьим лицам. Правообладатель в целях оповещения третьих лиц о своих правах уполномочен ставить знак охраны авторских прав (©), собственное имя (наименование) и год первого опубликования работы на каждом экземпляре произведения.

Что касается защиты исключительного (имущественного) права, то в силу ст. 1252 ГК РФ она осуществляется, в частности, путем предъявления какого-либо из следующих требований: о признании права; пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; возмещении убытков или уплаты компенсации; изъятии материального носителя; публикации решения суда.

Возмещение убытков

Среди способов защиты исключительного права особое внимание следует уделить возмещению убытков. Необходимо отметить тот факт, что в пп. 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ санкцию в форме возмещения убытков законодатель, прежде всего, связывает с бездоговорным использованием произведения: «защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности … осуществляется, в частности, путем предъявления . требования: о возмещении убытков – к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности … без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб».

Условия, наличие которых необходимо для возложения ответственности за причинение имущественного вреда:

1) факт причинения вреда;

2) противоправность действия (бездействия), в котором выражены сознание и воля лица;

3) наличие причинной связи между противоправным действием (бездействием) и причиненным вредом;

4) вина причинителя вреда.

При этом при наличии договорных отношений подлежат применению соответствующие нормы об обязательствах.

Вопрос о взыскании убытков может возникнуть, в частности, в ситуации, когда рукопись произведения автора, переданная издательству по издательскому лицензионному договору, утрачена по вине издательства раньше, чем произведение было издано. В рассматриваемом случае в целях защиты нарушенных прав автор вправе предъявить иск, в том числе о взыскании убытков в виде упущенной выгоды на основании ст. 15 ГК РФ.

Размер убытков в таком случае напрямую связан с размером предполагаемого вознаграждения, предусмотренного договором.

Однако на практике практически невозможно определить действительную сумму убытков, что вызвано сложностью подсчета каждого случая правонарушения, и убытков, вызванных конкретным правонарушением. К примеру, если право автора нарушается путем реализации «пиратских» копий его произведения, то продажа одной копии произведения является отдельным правонарушением, соответственно, размер убытков будет исчисляться за каждое такое правонарушение.

Именно поэтому самым часто употребляемым способом защиты авторских прав считается взыскание компенсации.

Привлекательность данного способа защиты заключается в том, что при обращении в суд с требованием о взыскании компенсации правообладатели не обязаны доказывать размер причиненных убытков, а компенсация подлежит взысканию при условии, что факт правонарушения доказан.

Компенсация

Применительно к данному способу защиты права следует отметить, что согласно п.3 ст.1252 ГК РФ компенсация взыскивается вместо возмещения убытков. Таким образом, заявляя требование о компенсации, истец отказывается от взыскания убытков, даже если об этом прямо не указано в исковом заявлении.

Взыскание компенсации является более популярным среди правообладателей, что также подтверждается судебной практикой.

Так, Д.Ю.А. обратилась в суд с иском к ООО ** «***» о возмещении материального и морального вреда и в заявлении указала, что признана потерпевшей и гражданским истцом по уголовному делу, возбужденному в отношении неустановленного лица, совершившего хищение имущества ООО ** «****» из арендованных помещений. В числе украденного находилось имущество истицы в виде оригиналов рисунков в количестве 693 шт., которые были выполнены для иллюстрирования книг, издававшихся ответчиком. Совершенным преступлением истице причинен имущественный ущерб и моральный вред, а также нарушено авторское право истицы на опубликование ее трудов. Истица просила взыскать с ООО ** «****» стоимость утраченных рисунков 1 130 500 руб.; компенсацию за причиненный моральный вред 500 000 рублей; компенсацию за нарушение авторского права на опубликование трудов – 6 930 000 руб.

Ответчиком иск признан в полном объеме. Представитель ответчика пояснил, что в результате действий арендодателя, запретившего доступ ответчика в арендованные помещения, было утрачено имущество, находившееся в арендованных помещениях. Более 200 авторов в настоящее время имеют претензии к ответчику.

Суд взыскал с ООО ** «****» в пользу Д.Ю.А. стоимость рисунков 1 130 500 рублей, компенсацию морального вреда 500 000 рублей, компенсацию за нарушение авторских прав на опубликование произведений 6 930 000 рублей (Решение Советского федерального районного суда г. Новосибирска от 5 августа 2011 г. по делу № 2-2079/11).

Если бы истец обратился с иском о взыскании убытков, а не компенсации, это дело не имело бы простого решения, в частности, велись бы нескончаемые споры вокруг размера убытков. Поэтому применение разовых денежных взысканий (компенсации) вместо возмещения убытков и взыскание доходов по неправомерному использованию объекта авторского права положительно влияет как на оперативность разрешения споров, так и гарантированность защиты авторских прав.

При применении такого способа защиты необходимо четко разграничить компенсацию как вид денежных взысканий от других видов имущественных взысканий. Так, компенсация подлежит выплате в случае доказательства факта нарушения имущественных прав субъекта авторского права, а не размера причиненных убытков. Плюсом в применении этого способа защиты владельца авторских прав является отсутствие необходимости четкого расчета размера ущерба, неполученной прибыли.

Таким образом, для удовлетворения требования о выплате компенсации достаточно наличия доказательств совершения лицом действий, которые признаются нарушением авторского права. Для определения суммы компенсации, адекватной нарушению, суд должен исследовать:

1) факт нарушения имущественных прав и какое именно нарушение допущено;

2) объективные критерии, которые могут свидетельствовать об ориентировочном размере ущерба, причиненного неправомерным каждым отдельным использованием объекта авторского права;

3) продолжительность и объем нарушений (однократное или многократное использование спорных объектов);

4) размер дохода, полученного в результате правонарушения;

5) количество потерпевших лиц; намерения ответчика;

6) возможность восстановления положения, существовавшего до нарушения права и необходимые для этого усилия и т.п.[1]

Еще одним характерным признаком компенсации является легальная регламентация ее размера. В соответствии с подпунктом 1 статьи 1301 ГК РФ правообладатель вправе на основании пункта 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от 10 тысяч рублей до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Таким образом, подпунктом 1 статьи 1301 ГК РФ прежде всего установлен диапазон (нижняя и верхняя границы) компенсации (в размере от 10 тысяч рублей до 5 миллионов рублей). Именно в этих пределах правообладатель и суд могут определять сумму компенсации. Суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования (Постановление Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ»).

Ранее (до 01.10.2014) суд был не вправе уменьшать компенсацию до размера ниже низшего предела, установленного статьей 1301 ГК РФ, и это соблюдалось в судебной практике. Однако пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ судам предоставлено право с 01.10.2014 снижать размер заявленной компенсации ниже пределов, установленных ГК РФ.

Суд не лишен возможности принимать во внимание материальное положение ответчика (индивидуального предпринимателя); факт совершения правонарушения впервые; степень разумности, осмотрительности и добросовестности; проявленные им при совершении правонарушения действия и иные обстоятельства.

Поскольку в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ размер компенсации не может быть менее 50 % суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, в определенных случаях взыскание такой суммы все равно может оказаться чрезмерным и не отвечающим требованиям разумности и справедливости, особенно в отношении (индивидуального предпринимателя).

Читать еще:  Можно ли через госуслуги оплачивать чужой картой

Таким образом, из рассмотренных нами вариантов защиты исключительных прав взыскание компенсации является наиболее благоприятным и успешным способом. Судебная практика подтверждает, что обосновать сумму компенсации значительно проще, чем доказывать понесенные убытки и их размер. Однако, нельзя скидывать со счетов субъективное мнение суда, который, руководствуясь принципами справедливости и учитывая ряд условий, которые могут повлечь снижение размера компенсации, вправе установить размер компенсации по собственному усмотрению.

Возникли вопросы? Звоните: 8 (351) 202-03-62.

Пишите: info​ @ ​legalxp.ru. Разберем вашу конкретную ситуацию

Консалтинговой компании «Лигал Эксперт»

КОМПЕНСАЦИЯ, ВОЗМЕЩЕНИЕ

Финансы. Толковый словарь. 2-е изд. — М.: «ИНФРА-М», Издательство «Весь Мир». Брайен Батлер, Брайен Джонсон, Грэм Сидуэл и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. . 2000 .

Смотреть что такое «КОМПЕНСАЦИЯ, ВОЗМЕЩЕНИЕ» в других словарях:

КОМПЕНСАЦИЯ, ВОЗМЕЩЕНИЕ — (consideration) 1. Обязательство, принимаемое одной из договаривающихся сторон (contract) в обмен на определенную сумму денег, выплачиваемую другой договаривающейся стороной. Возмещение имеет большое значение в тех случаях, когда требуется, чтобы … Словарь бизнес-терминов

компенсация — возмещение, индемнитет, компенсирование, покрытие, восполнение, вознаграждение; стабилизация, выравнивание, уравновешивание, балансировка, симметрирование, нейтрализация, покрывание, выплата, уравновешение. Ant. раскачивание, колебание Словарь… … Словарь синонимов

компенсация — Способность сохранять неизменными объем и профиль затяжки в момент изменения величины перепада давления в отверстии для всасывания. [ГОСТ Р 52463 2005] компенсация Возмещение потерь, понесенных убытков, расходов, возврат долга. Различают: 1)… … Справочник технического переводчика

Компенсация — возмещение потерь, понесенных убытков, расходов, возврат долга. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 … Словарь бизнес-терминов

ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА — (damages) Компенсация в денежной форме за утрату или повреждение, нарушение контракта, гражданское правонарушение или нарушение прав. Слово damages обозначает компенсацию ущерба в отличие от слова damage , обозначающего фактическую утрату или… … Словарь бизнес-терминов

возмещение — См. воздаяние, замена, удовлетворение в возмещение. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. возмещение воздаяние, замена, удовлетворение, выкуп, выплата, уплата, возвращение,… … Словарь синонимов

КОМПЕНСАЦИЯ — (лат., этим. см. пред. слово). Уравнение действий какой либо силы, также вообще удовлетворение, погашение. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. КОМПЕНСАЦИЯ 1) уравнение действия силы; 2) вообще… … Словарь иностранных слов русского языка

Компенсация — Компенсация (от лат. compesatio «возмещение») Денежные компенсации Возмещение ущерба; Вознаграждение за неиспользованное право; Способ погашения обязательств путём зачета встречных требований должника и кредитора; Выдача денежных … Википедия

возмещение вреда — компенсация имущественного ущерба, возникшего в результате причинения вреда. Гражданское законодательство РФ исходит из необходимости полного В.в. Ответственное за вред лицо должно возместить его в натуре (предоставить вещь такого же рода и… … Большой юридический словарь

КОМПЕНСАЦИЯ — в гражданском праве возмещение убытков, возникших вследствие нару шения гражданско правовой обязанности, когда ее исполнение в натуре (т.н. реальное исполнение) в связи с таким нарушением стало невозможным;когда управомоченное лицо утратило по… … Финансовый словарь

Компенсация или возмещение в чем разница

Бачурин С. Н. Адьюнкт кафедры уголовного процесса Карагандинского юридического института МВД РФ им. Б. Бейсунова, майор милиции

Понятие «компенсации» и «возмещения вреда» в уголовном процессе

С точки зрения прикладного характера необходимо рассмотреть такие понятия как возмещение и компенсация причиненного вреда, так как в юридической литературе нет единого мнения по поводу того, можно ли причиненный вред полностью возместить или он может лишь компенсирован.

Кроме того, в самом уголовно-процессуальном кодексе РК, других законодательных актах и нормативных постановлениях Верховного Суда РК законодатель употребляет различную терминологию, в одних случаях он упоминает термин возмещение, в других — компенсация, причем это вовсе не касается только применительно к моральному вреду[1]. Помимо всего этого, иногда в действиях законодателя не видно логики.

Например, в ч. 7 ст. 75 УПК РК говорится «потерпевший имеет право на компенсацию ущерба в полном объеме, если ущерб не превышает одной тысячи минимальных расчетных показателей».

Логично напрашивается вопрос, а каким образом может быть законодателем полностью возмещен ущерб, если он составляет размер больше, чем тысячекратный размер минимального расчетного показателя? Исходя из текста закона, законодатель может лишь только компенсировать (частично прим. автора) вред потерпевшему, так как сумма компенсации четко оговорена законодателем. В приведенном случае происходит смешение данных понятий, что естественно, не может быть правильным. Более того, мы считаем, что налицо происходит подмена одного термина другим.

В связи с этим необходимо при рассмотрении этих понятий обратиться к первоисточнику их происхождения, которым вполне может служить словарь юридических терминов.

Возмещение вреда — компенсация имущественного ущерба, возникшего в результате причинения вреда[2].

Компенсация — от лат. compesatio — возмещение[3].

Исходя из имеющейся терминологии, а также обилия имеющейся юридической литературы по данному вопросу, трудно заключить, что понимать под возмещением, а что под компенсацией. Приведенные из словаря термины означают по сути одно и тоже.

Однако решение видится в следующем. Возмещение вреда, как самостоятельное понятие употреблялось в советском праве, и законодатель исходил из принципа полного возмещения вреда. Поэтому мы считаем, что законодатель РК пошел по проторенному пути и посчитал необходимым употреблять в уголовно-процессуальном законодательстве термин «возмещение», термин же «компенсация» употребляется законодателем частично, в большей мере применительно к моральному вреду.

Для определения четкого понятия в данном вопросе, целесообразно, по мнению автора, придерживаться той трактовки термина «компенсации», которая дается в ст. ст. 12, 13 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (ст. ст. 18-21), которая была принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г [4].

А именно: «компенсация» представляет собой финансовые выплаты государством потерпевшим от преступлений в тех случаях, когда возмещение невозможно получить, или невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или их других источников.

По указанной проблеме необходимо рассмотреть и поддержать точку зрения Н. И. Коржанского, который справедливо считает, что «наиболее существенной особенностью преступных последствий является их неустранимость. Материальный, моральный и политический вред, причиняемый преступлением, невозможно возместить или загладить. Нельзя восстановить, например, поруганную честь, личную свободу, целостность поврежденных органов или тканей, сделать тайной разглашенные сведения, вернуть к жизни близкого и т. д. Преступление потому и признается общественно опасным, что оно причиняет тяжкий и необратимый, невосполнимый вред общественным интересам. Не меняет положения тот факт, что частично преступный вред может быть возмещен, к примеру, имущественный. Компенсация стоимости похищенной вещи не всегда свидетельствует о том, что потерпевшему в полной мере возмещен причиненный вред: в случае похищения или уничтожения уникальных вещей, фамильных ценностей, памятников, денежная стоимость не является их ценностным эквивалентом. Кроме того, преступления вызывают у потерпевших переживания, нередко влекущие расстройство здоровья, и эти последствия тоже неустранимы»[5].

Далее он отмечает, «в уголовно-правовой литературе неустранимость (необратимость) как свойство преступных последствий особо не выделяется. Между тем это свойство имеет немаловажное практическое значение для обоснования общественной опасности конкретных деяний, характеристики вреда, причиняемого объекту уголовно- правовой охраны, выбора объектов уголовно-правовой охраны и средств их защиты. Вся характеристика социальной сущности преступления должна исходить именно из данного свойства преступных последствий, которые определяются объектом уголовно-правовой охраны и принадлежат ему»[6].

К сказанному следует осветить имеющуюся точку зрения С. В. Васильева, который отмечает, что «принцип полного возмещения вреда, закрепленный в гражданском законодательстве (при возмещении вреда жизни и здоровью) трактуется только в части того вреда, который поддается денежной оценке. Утрата жизни, потеря здоровья человека, негативные изменения в генетической характеристике человека не могут быть оценены в денежном выражении, во всяком случае, на современном этапе. Примеры, которые известны в мировой практике по этому вопросу, пока малоубедительны»[7].

Несмотря на глубокий смысл данных рассуждений, автор все же считает возможным в случае смерти и болезни гражданина возместить вред в полном объеме[8].

Однако, по-нашему мнению, последнее суждение автора малоубедительно. Основная причина несогласия с данным суждением заключается в том, что в указанном случае законодателю пришлось бы установить легальную стоимость жизни человека, что само по себе также маловероятно, как и прогнозы автора о том, что, возможно, в будущем, будут разработаны методы по оценке вреда жизни и здоровью граждан.

Таким образом, проанализировав имеющиеся точки зрения ученых, а также законодательные акты РК, в частности, имеющие отношение к моральному вреду, автор приходит к выводу о том, что термин «возмещение» неприменимо к моральному вреду, он может применяться только к материальному вреду, и то не во всех случаях.

Более того, мы считаем, что термин «возмещение» понятие более широкое, чем «компенсация», и во многих случаях, полностью возмещения как такового и при производстве уголовного дела, в частности, не происходит. То есть, сам вред возместить невозможно в большинстве случаев. Реально лишь принять меры по устранению именно последствий наступившего вреда.

Читать еще:  Кожевникова людмила анатольевна 52 года

В связи со сказанным стоить выделить точку зрения Э. Гаврилова, который считает, что «понятие «возмещение вреда» охватывает и понятие «компенсация морального вреда»[9].

Более того, применительно к понятию морального вреда уместно заметить, что ст. 44 УПК РК называется не «возмещение морального вреда», а именно «устранение последствий морального вреда», что и подтверждается доводами, изложенными выше.

В связи с чем автор предлагает внести изменения в действующий уголовно-про­цессуальный кодекс РК, законодательные акты и нормативные документы в части замены термина «возмещение» термином «компенсация», применительно к моральному вреду и, возможно, отказаться от термина «возмещение» в уголовном процессе вообще.

Бұл ғылыми мақалада ҚР қылмыстық іс жүргізуіндегі «шығынды өтеу» және «компенсациялық төлемдерді жасау».

The Article is dedicated to consideration notion «compensation» and «indemnifying the harm» in criminal proceedings RK.

[1] Часть 5 ст. 75 УПК РК Нормативного постановления ВС РК № 3 от 21 июня 2001 г . «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда»; ст. 44 УПК РК, Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам оплаты труда и социальной защиты сотрудников правоохранительных и других государственных органов» от 10 октября 2001 г . // Казахстанская правда. 2001. 17 окт.; пп. 5, 6, 7 Нормативного постановления ВС РК № 3 от 21 июня 2001 г . «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» и др.

[2] Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А. Я. Сухарев. — М., 1987. С. 57.

[3] Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А. Я. Сухарев. — М., 1987. С. 186.

[4] Смирнов С. В. Проблемы реализации в уголовном процессе права на возмещение ущерба, причиненного преступлением в условиях перехода к рыночным отношениям: Дис. … канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 1994. С. 35.

[5] Коржанский Н. И. Социальная сущность вреда, причиняемого преступлением, и его возмещение // Проблемы обеспечения социалистической законности на предварительном следствии: Сб. науч. тр. — Волгоград, 1986. С. 93-94.

[7] Васильев С. В. Доказывание и доказательства в делах во возмещении вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием природной среды в гражданском процессе Украины // Государство и право. — 2000. — № 10. — С. 80.

[9] Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. — 2000. — № 6. — С. 21.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Комментарии и мнения

На наш взгляд, вывод, сделанный в письме Минфина России от 14.10.2019 № 03-03-06/1/78573 , не столь однозначен. Можно ли учесть затраты на возмещение расходов другого налогоплательщика при расчёте налога на прибыль?

Для целей гл. 25 НК РФ критерии признания расходов установлены в ст. 252 НК РФ. Поэтому для целей налогообложения прибыли расходами компании признаются любые экономически обоснованные затраты, подтверждённые документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ, при условии, что они произведены для деятельности, направленной на получение дохода. При этом обоснованность расходов, учитываемых при расчёте налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В силу принципа свободы экономической деятельности – п. 1 ст. 8 Конституции РФ — налогоплательщик ведёт её самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать её эффективность и целесообразность.

На этом основании в комментируемом письме сделан вывод: в случае если налогоплательщиком возмещаются расходы другого налогоплательщика, то такие расходы не могут рассматриваться как расходы, произведённые для деятельности самого налогоплательщика, в связи с чем не подлежат учёту при формировании налоговой базы по налогу на прибыль.

А как же, например, компенсация затрат на проезд претендентов на вакансию, к месту проведения собеседования, (испытания)? В письмах Минфина России от 28.10.2010 № 03-03-06/1/669 и от 19.08.2010 № 03-03-06/1/562 чиновники не увидели ничего невозможного в учёте сумм такого возмещения при расчёте налога на прибыль.

И как же возмещение расходов подрядчика? Напомним, что согласно п. 2 ст. 709 ГК РФ цена в договоре подряда может включать компенсацию издержек подрядчика. Поэтому если возмещение расходов подрядчика на проезд к месту выполнения работы и проживание в этом месте предусмотрено в договоре, затраты подтверждены приложенными к отчёту исполнителя первичными документами, то указанные расходы соответствуют требованиям п. 1 ст. 252 НК РФ и могут быть учтены при расчёте налога на прибыль. (См., например, письмо Минфина России от 08.08.2016 № 03-04-06/46423, а также постановления ФАС Уральского округа от 30.04.2009 № Ф09-2594/09-С3 и ФАС Северо-Западного округа от 01.10.2007 по делу № А05-5368/2006-26).

Неустойка и компенсация. Имеет ли компенсация право на существование?

Здравствуйте, уважаемые коллеги.

Рассмотрим два вида договорной ответственности:

1) ответсвенность за «срыв договора» (односторонний отказ или расторжение в судебном порядке при существенном нарушении договора)

Стороны вправе согласовать:

а) выплату неустойки за «срыв договора» — при чем, исходя из ПВАС № 2715/10, такое соглашение будет недействительно, если право на односторонний отказ от исполнения договора императивно установлено законом;

б) выплату компенсации за «срыв договора» — исходя из логики ПВАС № 9860/11 и опираясь на здравый смысл, я думаю, что такая компенсация имеет право на существование.

Тут уже интереснее. Такая компенсация не будет являться неустойкой и может быть согласована в твердой сумме (например, 1 000 000 руб.). Но, на мой взгляд, такая компенсация независимо от ее «твердости» не может выходить за рамки ст. 15 ГК и ст. 1102 ГК.

Иначе, если возможные убытки согласованы как 1 000 000 руб., а в действительности убытки возникли в размере 100 000 руб. — на лицо неосновательное обогащение.

Вместе с тем, исполняя упомянутое договорное соглашение, стороны должны также исходить и из необходимости соблюдения ограничений, вытекающих из иных положений гражданского законодательства. Поэтому при прекращении договора финансовой аренды вследствие допущенного лизингополучателем правонарушения и при наличии соответствующего договорного условия лизингодатель вправе удерживать сумму аванса в той части, в какой это не нарушает правила статьи 15 Гражданского кодекса о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.

В рассматриваемом случае общество «Европлан» представило доказательства того, что в совокупности полученные от общества «ИЖ-Лайн» платежи (авансовый и периодические) и вырученные от реализации изъятого предмета лизинга денежные средства не покрыли убытков лизингодателя. В нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации общество «ИЖ-Лайн» данные доводы документально не опровергло.

Т.е. сторона имеет право на получение данной компенсации только в том случае, если докажет понесенные расходы и возникшие убытки. И на большее, чем понесенные расходы и возникшие убытки, сторона претендовать не должна. И никак иначе.

А если компенсации «не хватает», такая ответственность уже тема отдельного судебного разбирательства. Да и, кстати, п. 1 ст. 15 ГК дает право согласовать возмещение убытков в меньшем размере (т.е. в пределах компенсации, о которой и идет речь).

2) ответственность за неисполнение или ненадлежащеее обязательства

С одной стороны, назвать вид ответственности в данном случае можно как угодно — а все равно это будет неустойка. С другой стороны, что мешает внедрить ту самую компенсацию, которая будет основана именно на доказанных «расходах и убытках»? Вроде ничего и не мешает.

Можно и не компенсацию рассматривать, можно и удержание (безвозвратное, а-ля ПВАС № 9860/11) чего-либо. Главное — золотое правило доказанных «расходов и убытков».

А если без доказывания — ничем кроме неустойки это не будет. На мой взгляд, иная точка зрения расходится с законом, в том числе и со ст. 330 ГК.

Есть ли мнения на этот счет?

И, кстати, что Вы думаете о возможности модификации ст. 310 ГК, в результате которой появится возможность согласовать sui generis плату за односторонний отказ от исполнения обязательства?

  • 8243
  • рейтинг 1

Принцип свободы договора и его реализация в практике арбитражных судов

Правовой режим недвижимого имущества и сделок с ним

Introduction to English Legal System

Комментарии (11)

1. «если возможные убытки согласованы как 1 000 000 руб., а в действительности убытки возникли в размере 100 000 руб. — на лицо неосновательное обогащение» — для начала здесь явная недобросовестность. а вот насчет неосновательного обогащения вывод менее очевиден. учитывая, что для целей ст. 1102 ГК требуется отсутствие правового основания — а оно как раз тут имеется в виде соглашения о компенсации

2. «такая компенсация независимо от ее «твердости» не может выходить за рамки ст. 15 ГК и ст. 1102 ГК» — все о том же, о недобросовестности. есть ведь и общее правило о соразмерности, да и ст. 333 ГК никто не отменял

Читать еще:  Консультация юриста в йошкар памаш

3. «что Вы думаете о возможности модификации ст. 310 ГК, в результате которой появится возможность согласовать sui generis плату за односторонний отказ от исполнения обязательства» — вряд ли за отказ от исполнения, все же имеется генеральная норма о недопустимости такого отказа. Скорее здесь имеем выраженное в денежной форме отступное, прекращающее обязательство двусторонним соглашением сторон

1. Почему недобросовестность?
Даже если предположить, что стороны, помимо всего прочего, профессиональные оценщики потенциальных убытков, они определят размер убытков, которые возникнут в одинаковой твердой сумме как через месяц, так и через два года? У нас же речь о досрочном прекращении, а срок действия договора может быть и 10 лет. Слишком абстрактно получается.
А если мы идем через доказывание этих убытков — все нормально. Согласовали с идеальной точностью? Ну и хорошо, но в любом случае — докажи.
Не в разумной степени достоверности даже вопрос.

Соглашение об абстрактной компенсации не имеет каузы. Хоть соглашение и есть.
Законная кауза здесь возможна: а) если все-таки принять эту компенсацию за неустойку или б) если все-таки принять эту компенсацию именно как компенсацию за возмещение причиненных убытков.
Иначе ст. 1102 ГК. И это в том числе и в ПВАС № 9860/11 разъяснено (с чем нельзя не согласиться).
« Само по себе определение договором на случай его прекращения порядка распределения между участниками сделки понесенных ими расходов и возмещения возникших убытков с учетом произведенных ранее авансовых платежей не противоречит положениям статьи 453 Гражданского кодекса.
Вместе с тем, исполняя упомянутое договорное соглашение, стороны должны также исходить и из необходимости соблюдения ограничений, вытекающих из иных положений гражданского законодательства. »

2. Если мы говорим о компенсации как об отдельном правовом институте (а в указанных мною случаях именно о такой компенсации и идет речь) — ст. 333 ГК никакого к ней отношения не имеет. Ст. 333 ГК и существует потому, что в ст. 330 ГК прямо указано, что неустойка не доказывается причиненными убытками. Ст. 333 ГК и снижает «абстрактность» неустойки (по крайней мере, должна).
Если это именно компенсация «расходов и убытков» (хоть в пределах согласованного, хоть вообще без согласования) — это возмещение убытков. Никакого отношения к неустойке такая компенсация не имеет.

не следует путать два разных института: неустойку за срыв договора и плату за отказ от договора.

1) Неустойка за срыв договора прописывается в контракте на случай, если должник нарушит договора существенным образом, а кредитор обоснованно реализует свое право на отказ от нарушенного договора. В таком случае кредитор вправе взыскать с нарушителя убытки, вызванные вынужденным расторжением (п.5 ст.453 ГК) или требовать уплаты неустойки за срыв договора, нацеленной на компенсацию этих же убытков. Я в книге по неустойке в 2005 году подробно писал про этот вид неустойки. У нас долгое время она не отделялась от обычной неустойки за сам факт нарушения, но после двух постановлений Президиума ВАС в этом году (по подряду и по преддоговору) игнорировать различие двух этих видов неустоек, давно дифференцируемых в зарубежном праве, уже нельзя. Разница в том, что уплата обычной неустойки за сам факт нарушения (например, пени за просрочку) не исключает право кредитора требовать реального исполнения обязательства, в то время как уплата неустойки за срыв договора исключает сохранение обязательства в натуре. При этом речь здесь идет именно о неустойке, а не о заранее согласованной плате за выход из договора или отступном. Соответственно, сам должник уплатить ее по собственной инициативе, чтобы выкупить право на расторжение, не может. Реализация данного условия договора как меры ответственности находится в сфере дискреции кредитора. Он может посчитать нарушение существенным, отказаться от договора (или расторгнуть его в судебном порядке) и только в этом случае требовать уплаты такой неустойки за срыв договора. Если он не расторгает договор, то и не вправе требовать ее уплаты, но при этом вправе настаивать на реальном исполнении вплоть (в ряде случаев) до подачи прямого иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре.

2) Плата за отказ от договора — совсем другое. Здесь договор дает контрагенту право на немотивированный отказ от договора, но обуславливает это право выплатой некой суммы. В англо-американском праве она называется termination fee, во французском claude de dedit и т.п. Здесь не идет речь ни о каком нарушении договора и ответственности. Это просто доплата к цене или дисконт, уплата которого обуславливает желание выйти из договора. Контрагент не имеет по общему правилу права на выход из договора (ст.310). Если же закон запрещает выход, то по принципу толкования a fortiori (тем более) он разрешает сторонам оговорить все-таки возможность выхода под условием уплаты любой платы. Причем именно любой (если только она не свидетельствует о притворности сделки). Если контрагент не хочет ее платить, он и не должен это делать, в этом случае он просто обязан кровь из носа обеспечить исполнение договора. Статья 333 ГК здесь применяться не может и не должна. Проект ГК в новой редакции ст.310 ГК предусматривает введение этого института. Он очевидно является институтом sui generis, так как не подпадает ни под режим неустойки, ни под режим отступного, ни под режим «отступной неустойки» (п.3 ст.396 ГК).

Сложность возникает только в том случае, когда закон в императивной норме (или которая толкуется судами в качестве таковой) дарует стороне право на немотивированный отказ по бесплатной модели (то есть без необходимости каких-либо выплат другой стороне), как то имеет место в ст.610, либо по платной модели с однозначной фиксацией размера такой платы (последний случай мы имеем в ст.782 ГК). Здесь свобода сторон согласовать неустойку за срыв договора и плату за отказ от договора начинает «подвисать». Другое дело, разумно ли считать те или иные нормы в качестве императивных или нет. Например, для меня очевидно, что ст.782 ГК является диспозитивной в b2b отношениях, так как не вижу никакого смысла в том, что принцип святости обязательств дезавуируется применительно ключевого типа договора в экономике. С чего бы это? Тут, конечно, можно спорить. Но я не знаю примеров в зарубежном праве, в которых право на немотивированный выход из договора оказания услуг было закреплено в императивной норме. Если суды поддержат диспозитивную интерпретацию ст.782 ГК, то откроется возможность согласования и неустойки за срыв договора, и платы за отказ от договора. В первом случае ст.333 ГК применима. Во втором — нет.

Если же никаких норм закона, дающих стороне праве на немотивированный отказ, в принципе нет или такое право закон дарует, но в прямо диспозитивной норме (ст.717, например), то стороны тем более свободны согласовывать и неустойку за срыв договора, и плату за отказ.

Стороны вправе согласовать:
1) выплату неустойки:
1.а) мораторная неустойка (например, пени за просрочку) — её уплата не исключает права требовать исполнения обязательства;
1.б) компенсаторная неустойка (например, штраф за срыв договора, если такой штраф не согласован сторонами именно как несущий мораторную функцию, о чем говорилось в ПВАС № 13585/12) — её уплата исключает право требовать исполнения обязательства;
2) выплату компенсации в пределах возмещения убытков, сумма которых может быть предварительно (и, конечно же, приблизительно) согласована сторонами;
3) плату за отказ от договора (однако сейчас только теоретически вправе согласовать, т.к. этот институт в нашем праве на данный момент отсутствует).

Как Вы думаете, Артем Георгиевич, п. 2 и п. 3 взаимоисключаемы? Или нет?

Роман, я может неправильно мыслю, но мне кажется, что стороны могут согласовать предельный, примерный, разумный размер потенциальных убытков. А какие они в действительности возникнут — это уже совсем другой вопрос. Не могут же они знать, что будет завтра. Предполагать могут, знать — нет.
А если стороны согласовали их в одном размере, а фактически убытки возникли в ином размере — на лицо ст. 1102 ГК. Это мое мнение.
Чтобы вопросов по поводу «фактически» не было — доказательства и нужны (но, конечно, без фанатизма с «разумной степенью достоверности»).

И без доказательств, без отрыва от фактически возникших убытков (в том числе и определенных исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности, «на глазок» так сказать) — теряется правовое основание такой компенсации. Дарение какое-то получается, только воля одарить из такого соглашения о компенсации явно не следует.

Источники:

http://legalxp.ru/stati/466-vozmeshchenie-ubytkov-ili-kompensatsiya-kakoj-sposob-zashchity-vybrat-avtoru
http://dic.academic.ru/dic.nsf/fin_enc/34166
http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1202765
http://www.nalog-forum.ru/opinions/kompensatsiya-chuzhikh-raskhodov/
http://zakon.ru/Discussions/neustojka_i_kompensaciya_imeet_li_kompensaciya_pravo_na_sushhestvovanie/9182

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector